Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 18:10
  • +8°
  • доллар 63,82
  • евро 70,66

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Северные форты Кронштадта

834
Поделиться:
  • Автор идеи и режиссер: Александр Щербаносов
  • Автор сценария: Светлана Мосова, член Союза российских писателей
  • Текст за кадром читает народный артист России Валерий Кухарешин

Издали они похожи на таинственные, загадочные зелёные острова, украшающие собой гладь Финского залива… А когда-то они представляли собой грозный щит Петербурга и Ленинграда. Это были суровые, неприступные стражи северных морских ворот, не позволившие врагу прорваться к Петербургу.

Северный фарватер, менее глубокий, чем южный, долго считался непроходимым для больших кораблей неприятеля. Однако со временем появились канонерские лодки, которые уже могли пройти по мелководному фарватеру, в связи с чем встал вопрос о его надёжной защите. Удивительно, но всё это предвидел основатель Петербурга, и поэтому первые планы по защите северного фарватера появились ещё при Петре.

ВЛАДИМИР ЛОГИНОВ,четырёхкратный чемпион СССР по парусному спорту:
«Прозорливость Петра I не имеет границ: он представлял эту картину в будущем, думал, для чего России это будет необходимо. Было ясно, что со шведами можно справиться только таким образом: перегородив Финский залив, в данном случае Невскую губу, системой островов и оборонных сооружений. Такого нет нигде в мире. Это вызывает только гордость за человека, который все это придумал».

И это действительно была грандиозная идея - воздвигнуть на рукотворных, искусственных островах мощные оборонительные сооружения. В истории мировой фортификации этому аналога нет. Семь номерных фортов и две крепости «Тотлебен» и «Обручев» - северные морские ворота Петербурга… И врагу эти ворота открыть не удалось ни в Крымскую войну, ни в Первую мировую, ни в Великую Отечественную.

Разумеется, сегодня это уже не те величественные крепости, какими были в своё время… Нынче это заброшенные руины… Что тоже является памятником, но уже сегодняшнему времени… Впрочем, даже эти руины, несмотря ни на что, остаются величественными.

БОРИС КИПНИС,военный историк:
«На фортах Кронштадта надо быть, чтобы увидеть эту удивительную гармонию серо-розового гранита, голубого или серо-стального неба, голубоватой либо серо-стальной воды, бьющейся в гранитное основание фортов; эту дикую зелень, которая прорастает между гранитными блоками; этот гул от твоих собственных шагов, когда ты идешь по гранитной стенке или в каземате. И тогда, вместе с некоторой сырой прохладой, которую ты ощущаешь внутри форта и его казематов, ты начинаешь понимать, что такое настоящая крепость».

А надо сказать, что все номерные форты, цепью перегородившие путь врагу на Петербург по северному фарватеру, были построены, можно сказать, по типовому проекту, тем не менее, у каждого из них была своя, нетиповая судьба. Например, 6-й северный форт.

Удивительно красивый, несмотря на утраты. Интереснейший образец русской фортификационной архитектуры.

ЛЕОНИД АМИРХАНОВ,краевед, издатель:
«Для нас все они интересные. Несмотря на то, что здесь вроде бы ничего нет, все заросло - простые казематы и деревья, - здесь жили люди. Здесь люди жили и погибали. На 5-ом серверном был взрыв в 21-ом году. Мины там хранились, и люди погибли. Совершенно неизвестная история. Каждый камень здесь — это история. Можно часами рассказывать об этом».

И вот, что примечательно: среди северных номерных фортов лишь 4-й получил имя в честь замечательного военного инженера Константина Яковлевича Зверева. Форт «Зверев» - один из самых живописных и цветущих фортов, но, увы, это всё те же цветы забвения. В 70-е годы на форте «Зверев» произошёл пожар… Отсюда эти расплавленные кирпичи, эти обгоревшие стены казематов… И это тоже выглядит как памятник времени…

Форты «Тотлебен» и «Обручев». Эти крепости были построены в начале XX века, им дали имена выдающихся военных деятелей - военного инженера Эдуарда Ивановича Тотлебена и начальника Главного штаба Николая Николаевича Обручева.

В Первую мировую войну артиллерия северных фортов не дала никакой надежды врагу открыть северные ворота Петербурга.

СЕРГЕЙ ШИШКОВ,мастер спорта международного класса по парусному спорту:
«Идея самих фортов защитить город была гениальная, она себя оправдала. Никто не мог даже на шлюпке туда живым дойти, разносили всех в хлам. Англичане хотели прорваться. Они знаменитую свою торпедную эскадру пустили: «Cейчас мы разнесем этих большевиков»… Последнего лейтенанта за шкирку из воды вытащили и сдали живым».

И Великую Отечественную войну северные форты тоже встретили в полной боевой готовности. Прорваться сквозь сплошной, непрерывный огонь русских орудий не удалось никому.

БОРИС КИПНИС,военный историк:
«Вот тогда форты Кронштадта и покрыли себя настоящей военной славой. Город был окружен. Артиллерия флота из гавани Кронштадта и артиллерия крупнокалиберных орудий «Обручева», «Тотлебена», номерных батарей на северном и южном фарватерах своим огнем прикрывала подступы к городу на Карельском перешейке и поддерживала Ораниенбаумский плацдарм».
СЕРГЕЙ ШИШКОВ,мастер спорта международного класса по парусному спорту:
«Эти пушки добивали за Петергоф. Почему в войну немцы не могли взять этот Ораниенбаумский пятак? По этому периметру конечные снаряды долетали с этих фортов».
ВЛАДИМИР ЛОГИНОВ,четырёхкратный чемпион СССР по парусному спорту:
«В Великую Отечественную войну, естественно, — это оборона. Все были задействованы, все работали. Яхтсмены мины выставляли, зная все мели, не только по картам, а на ощупь. Буера атаковали тылы немцев и финнов, выходя уже непосредственно в Балтийское море. А форты — это был заград-район, который никого не подпускал в Великую Отечественную войну».

И память о том страшном времени военного лихолетья здесь жива, её хранит земля, её хранит каждый камень.

ИРИНА СТАРОДУБЦЕВА,архитектор:
«Когда мы приезжали на форт «Обручев» (это совершенно другой форт, противоположный), там вся оборонительная система уже разрушилась. Всё поросло травой, ромашками, клевером, и ощущение мира, покоя, радости не покидает, когда туда приходишь. Но в то же время на каких-то небольших участках разрушенных защитных стен можно вдруг увидеть надпись: «Здесь был Петр. 1942 год».

А на форте «Тотлебен» стоит памятник, на нём такие слова:

Здесь моряки и стар, и молод - 

Отец твой, может быть, иль брат

Погибли, защищая город…

Их чтит и помнит Ленинград…

Однако города с названием Ленинград уже нет. А кому-то со временем изменила и память.

БОРИС КИПНИС,военный историк:
«В 57-ом пришли к выводу, что современная война уже не требует укрепления Кронштадта и фортов. Крепость была упразднена и укрепления были разоружены. Так закончилась военная история фортов».

Но, несмотря на то что в 60-ые годы форты перестали быть оборонными объектами, тем не менее боевое дежурство военные ещё несли.

ИРИНА СТАРОДУБЦЕВА,архитектор:
«Одно из лучших воспоминаний моего детства, когда мы с девчонками пошли на форт «Шанц» просто погулять вечером. Это было лето. Было тепло. Мы увидели много ягод и стали их собирать. И ягоды нас куда-то завели, и вдруг (это были 70-е годы) из земли открывается люк, и оттуда выходит военный. Нас вывели оттуда, потому что это оказалась запретная зона. Мы не знали в детстве, что определенные участки на фортах были закрыты даже уже тогда, когда город открылся».

А для мальчишек открытие кронштадтских фортов в 60-ые годы — это было как открытие новых планет.

ВЛАДИМИР ЛОГИНОВ,четырёхкратный чемпион СССР по парусному спорту:
«У меня первое впечатление от форта номер четыре. Потому что в 67-м году его последним открыли. И мы на яхтах детской школы сюда пришли. Первое впечатление — это остров, и он абсолютно весь чистый, потому что матросы, вы сами понимаете... Там и пушки, и кран-балки стояли: всё в изумительном состоянии было! Для нас это, конечно, романтика была».

Однако впоследствии, когда военные окончательно покинули форты, эти уникальные памятники истории были брошены на произвол судьбы. А судьба не миловала. Без соблюдения охранного статуса все форты подверглись варварскому разграблению, причём в чудовищных масштабах. Вот они, погибающие форты… Так выглядит сегодня наше национальное достояние.

ЛЕОНИД АМИРХАНОВ,краевед, издатель:
«А тот же 1-й северный: ушли в начале ХХ века военные — тут же был срезан весь металл. Там даже леер ограждения срезали. Всё сдали в металлолом. И, конечно, «Тотлебен». Не только потому, что он уникален сам по себе, по своей конструкции, по своей архитектуре, но еще и потому, что Владимир Ткаченко 20 лет жизни отдал охране этого форта и его восстановлению. Владимир Ткаченко — художник, пишет прекрасные картины, но он еще, кроме всего прочего, прекрасно разбирается в фортификации. Он историк. И сегодня этот форт фактически брошен, но все равно там есть люди, которые за ним наблюдают. Спасибо Ткаченко. Есть преемники. Есть ГИМС в Сестрорецке, есть добровольцы, которые готовы нести вахту и охранять форт. К сожалению, это можно сказать только про «Тотлебен».

Ну а дамбе, спасшей город от наводнений, был принесён в жертву 3-й форт…

ЛЕОНИД АМИРХАНОВ,краевед, издатель:
«Туда свозили горы песка и горы щебня. Горы! Когда строили дамбу!.. А потом бульдозером их растаскивали. В результате растащили почти половину форта, если не больше. Эти каменные, бетонные сооружения были просто бульдозером срыты. И сейчас мы видим просто обломки. Дамба это устроила».

Да и другие форты тоже взывают к нашей совести. Это ведь не войны их разрушили - их разрушило мирное время.

БОРИС КИПНИС,военный историк:
«Форты Кронштадта - символ и русской военно-инженерной мысли, и беспредельного трудолюбия и самоотверженности строителей, возведших здесь, под северным небом, среди неблагоприятной северной природы эти гранитно-каменно-кирпичные исполины, которые, хотя они уже заброшены полвека, все еще сопротивляются и природе, и неблагосклонному к ним времени. Они выдержали запустение, танцплощадки 90-х, отдельных туристов 2000-х и ждут, ждут, когда наконец у петербуржцев возникнет в сердце щемящее чувство - возродить кронштадтские форты. Не для войны, но для истории нашего города».

Да, северные форты Кронштадта, героически защитившие в своё время Петербург, Петроград и Ленинград, нуждаются сегодня в нашей защите. Теперь наша очередь спасать их для мира, для истории, для жизни.

Реклама

Обсуждение