Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 11:37
  • +16°
  • доллар 79,68
  • евро 93,02

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Петербургский театр после карантина

217
Поделиться:

В Петербурге после 6-месячного карантина открылся театральный сезон. Режиссеры и актеры привыкают играть по новым правилам: на сцене и в жизни. Полностью перестроена работа закулисья, отложены масштабные постановки. Дезинфекция, тепловизоры и маски – театр больше не начинается с вешалки. Как петербургские коллективы пережили эти полгода и чего ждать зрителю от нового театрального сезона — в материале Евгении Альтфельд.

Евгения Альтфельд,корреспондент:
«Без преувеличения, исторический момент. После полугодовалого перерыва занавес готов прийти в движение».

Репетиция в театре имени Акимова. Пост-карантинный сезон открывается спектаклем «Энергичные люди». Вопреки многолетней традиции. В память о Николае Акимове сентябрь всегда начинали с любимой пьесы режиссера – «Тени» Евгения Шварца. Но такая масштабная постановка пока невозможна.

Татьяна Казакова,художественный руководитель Санкт-Петербургского театра Комедии имени Н. П. Акимова:
«Мы решили большие спектакли пока не включать — большое количество актеров, обслуги».

Закулисье живет по новым законам, рассказывает директор театра. Гримерному и костюмерному цехам пришлось полностью перестраивать привычную работу.

Алексей Фрадин,директор Санкт-Петербургского театра Комедии имени Н. П. Акимова:
«Все подписано, у каждого артиста свой контейнер с гримом, это безопасность, но и добавляет ряд неудобств для гримеров по скорости работы. Если надо поправить грим, надо добежать до конкретной коробочки, взять конкретную губочку».

Поддержка будет обоюдной, говорит Павел Исайкин, актерам тоже необходимо вновь почувствовать себя нужными.

Первая репетиция после 6-месячного простоя. Выход на сцену как в первый раз.

Павел Исайкин,актер:
«Уникальная жажда работы и страх, поскольку долгое время бездействия, а в бездействии актер умирает. Немного теперь страшновато выходить на сцену, не растерял ли я все за время карантина».

Но практически все билеты распроданы, некоторые умоляют кассира найти билет. И готовы безоговорочно следовать новым правилам. В эту особенную эпоху, когда театр больше не начинается с вешалки.

Хореограф Дмитрий Мамонов репетирует новый танцевальный спектакль. Открытие театра — возвращение к профессии, которому Дмитрий радуется как никто другой. Все эти  полгода, чтобы прокормить семью, он работал курьером. В «Театре эстрады» он работает по договору, и зарплату не получал.

Дмитрий Мамонов,актер, хореограф:
«Очень изменились творческие люди, перезагрузка, к тебе приходит крутой танцовщик из самых крутых мюзиклов, и ты узнаешь, что все это время он работает на стройке. Как и у меня это произошло, многие ушли из творчества. Да, обесценилась немного наша работа».

Самыми уязвимыми, конечно, оказались небольшие негосударственные театры, которые остались без поддержки. Они просто закрылись, оставшись один на один с проблемой аренды своих площадок, как правило, в центре города. Где самые высокие ставки.

Анна Павельская,директор театра:
«Выйти благополучно негосударственным невозможно, мы были закрыты полгода, никакой поддержки не получили. Мы НКО, и мы не попадаем даже под те меры поддержки, которые есть для малого бизнеса».

Этот театр, как и десятки других петербургских коллективов, ждет результатов конкурса Комитета по культуре. Приз — субсидия, которую можно будет потратить на новый спектакль.

Вопросы безопасности сейчас важнее заработка, БДТ разделил потоки посетителей на две части, о чем говорят новые вывески, которые невозможно не заметить.

Евгения Альтфельд,корреспондент:
«Левая сторона, правая сторона, белые надписи на кумачовом фоне, словно революционные лозунги. И правда – в театральном сообществе пандемия спровоцировала революционные изменения».

Дезинфекция зала перед спектаклем выглядит странно и пугающе. Но это не самые значимые перемены — считает художественный руководитель театра антрепризы имени Андрея Миронова.

Рудольф Фурманов,художественный руководитель – директор Санкт-Петербургского театра «Русская антреприза» имени Андрея Миронова:
«Этот карантин дал нам понять, как нужно вести себя, как работать. У меня в театре ни один человек не пострадал. А театр не бюджетный, существует на выручку. И я вел так политику, чтобы деньги оставались на всякий случай, вдруг пожар, еще что-то».

Сейчас нужно быть не просто талантливым режиссером, но и а антикризисным менеджером. О чем рассказывал прессе и руководитель МДТ Лев Додин. Он сожалеет о сорванных гастролях в Англию, Австралию, Китай, о несостоявшихся премьерах. Но больше всего ждет того дня, когда вся труппа театра сможет отблагодарить петербургских врачей за их подвиг. Благотворительный спектакль намечен на эту осень.

Лев Додин,художественный руководитель Малого драматического театра:
«После долгой паузы кажется, что можно успеть много, все соскучились, поняли насколько все нужны друг другу».

Петербургские актеры и режиссеры привыкают к новым правилам игры: на сцене и в жизни. В гримерке они должны держать дистанцию, а спустя 10 минут играть страстных влюбленных. Это их риск, их цена, которую они готовы заплатить за возвращение на сцену. И поддержку зрителя. Который должен вернуться в театр и хотя бы на два часа забыть о том, что происходит за дверями зала.

Реклама

Обсуждение